Церковные перлы: Бог ненавидит религию. Часть 3

Продолжаем наши рассуждения о тезисе «Бог ненавидит религию» (1; 2). Мы уже поговорили с вами об ошибочности данного утверждения, а также детально разобрали вопрос о «преданиях человеческих». Сегодня же мы коснемся темы ритуалов и обрядов, которые так ненавидимы некоторыми христианами.

Начну с весьма прямого утверждения: заявлять, что таинства и ритуалы противны Богу — это богословский абсурд. Сам Бог устанавливал ритуалы и жертвы в Ветхом Завете, детально описывая каждую мелочь, а также весьма сурово говорил о санкциях, применимых при нарушении Его постановлений. Неужели Он устанавливал то, что Ему было противно? Неужели через богопротивные методы было возможно прощение грехов? Как вообще такая идея может приходить в голову верующим людям?

Многие современные христиане скажут: «Так это был Ветхий Завет!». И что? Что от этого принципиально меняется? Да, мы сегодня не связаны ритуальными предписаниями Танаха, но не потому, что они злы или греховны, а потому, что они исполнились во Христе (Евр. 7:1–28; 10:1–14). Писание говорит: «Дела Его совершенны, все пути Его праведны!» (Втор. 32:4), и любой, кто поддает этот тезис хоть мельчайшему сомнению — грешник, которому необходимо покаяние.

Поймите, если антиобрядовая картина мира правдива, то у нас серьезные проблемы, потому как жизнь Иисуса Христа явно указывает на то, что Он соблюдал Закон и участвовал в Храмовом поклонении. Например, Он был обрезан на восьмой день (Лк. 2:21–22), ходил на поклонение в Храм [1], неоднократно ссылался на Ветхий Завет и вообще говорил о том, что Он пришел не нарушить Закон, но исполнить (Мф. 5:17–18). Он что, симпатизировал тому, что противно Богу?

Если бы Иисусу были противны ритуалы и таинства, вряд ли Он бы назывался Первосвященником Нового Завета, приносящим Себя в жертву умилостивления за наши грехи [2]; вряд ли Иоанн видел бы на небесах храмовое поклонение (Откр. 4–5); наконец, вряд ли бы Христос произнес на Тайной Вечере: «Делайте это в воспоминание о Мне» (Лк. 22:19; 1 Кор. 11:24–25).

Многие христиане этого не понимают, но данные слова имеют глубочайший сакраментальный контекст. Так, существительное ἀνάμνησις (анáмнэсис; «воспоминание»), проявляющееся в данном отрывке, используется в Септуагинте в контексте поклонения и жертвоприношений Израиля, которые должны были напоминать народу о прощении грехов и других благодеяниях Бога [3]. Также и глагол ποιέω (поиэ́о; «совершать») неоднократно появляется в LXX в значении «совершения» жертвоприношений [4] или каких-то других регулярных ритуалов [5]. Таким образом, весь стих подразумевает, что Иисус говорит о жертве, таинстве и обряде, который должны будут совершать христиане, тем самым закладывая культовые основания новой христианской религии. Ну и как после этого можно всерьез говорить о том, что Богу противны обряды?

На самом деле, непринятие обрядов проистекает из банального непонимания, и чтобы покончить с этим раз и навсегда, человеку необходимо постараться постигнуть тот глубокий сакраментально-богословский смысл, который в них заложен. Тертуллиан когда-то писал: «Плоть омывается, чтобы душа очистилась, плоть помазывается, чтобы душа освятилась, плоть знаменуется, чтобы душа укрепилась, плоть осеняется возложением рук, чтобы душа осветилась духом, плоть питается телом и кровью Христа, чтобы и душа вскармливалась Богом» (О воскресении плоти, 8).

Как видите, обряды не бессмысленны.

———
[1] Мк. 11:11, 15, 27, 35; 13:1; Мф. 21:12, 14, 23; 24:1; Лк. 2:41–52; 19:45, 47; 20:1; 21:37–38; Ин. 2:13–14, 23; 5:14; 7:14, 28; 8:2, 20, 59; 10:23; ср. Мк. 14:49; Мф. 26:55; Лк. 22:53; Ин. 18:20.
[2] Евр. 2:17; 3:1; 4:14–15; 5:5, 10; 6:20; 7:26–28; 8:1–2; 9:11–15, 24–28.
[3] Лев. 24:7; Числ. 10:10; Пс. 37:1; 69:1; Прем. 16:6; ср. Исх. 12:14 (кроме Числ. 5:15).
[4] Исх. 29:28; Лев. 9:7; Пс. 65:15; Иов. 42:8; 3 Цар. 11:33.
[5] Исх. 29:35; Числ. 15:11–13; Втор. 25:9; ср. 1QS 2.19; 1QSa 2.21.

#церковные_перлы


Роман Павловский

http://mirvokrugnas.in.ua

Установка, настройка и обслуживание серверов и программного обеспечения.