Credo: Петр — первый папа. Часть 2

Экскоммуникация. В Деян. 5:1–11 мы читаем знаменитую историю об Анании и Сапфире. Петр, узнав об их обмане и пользуясь властью ключей [1], сразу же высвобождает на них необратимый Божий суд, лишающий их не только физической жизни, но и жизни вечной. Это событие абсолютно беспрецедентно, потому как во всем Новом Завете более нет ни единого эпизода, когда бы апостол возвещал необратимую погибель. Такая власть была дарована лишь Петру, и никто не посмел поставить ее под сомнение (ср. 5:11). Предвосхищая комментарии, скажу: случай с Павлом и Элимой (13:8–11) нерелевантен.

Тень Петра. В другом месте Лука говорит: «На улицы выносили больных и клали на носилках и кроватях, чтобы, когда Петр проходил, хотя бы тень его осенила кого-нибудь из них» (5:15). Что это? Протестанты считают, что суеверие, однако Лука описывает это в явно позитивном ключе. Хотя в перикопе упоминаются и другие апостолы (5:12), такая деталь отмечена лишь о Петре, что указывает на веру народа в то, что через него Христос действует абсолютно уникальным образом. Это, кстати, подтверждается и вставкой, обнаруживаемой в западном типе текста: «Ибо были освобождаемы от каждой болезни, какую кто имел из них» [2]. Опять же, предвосхищая комментарии, скажу, что исцеление больных через одежду Павла (19:11–12) не уникально, потому как так же исцелял и Христос [3]. Но в Писании более нет ни единого случая, когда бы кто-то исцелился от тени.

Обращение Корнилия. Еще один важный эпизод — это обращение первого язычника: римского сотника Корнилия (10:1–48). В этой истории есть ряд ключевых элементов: именно Петру было даровано откровение о спасении язычников; именно через него это спасение пришло в их дом; и именно эта история позже станет аргументом, который Петр приведет на Иерусалимском соборе, убеждая всех присутствующих в немыслимом: Бог спасает и язычников (15:7–12а). Все это, опять же, — иллюстрация власти ключей, дарованной Петру.

Иерусалимский собор. Обычно это событие выдвигают как аргумент против папства: мол, на соборе все решает Иаков, а Петр лишь высказывает мнение. Но так ли это? Во-первых, конфликт, разворачивающийся в Иерусалиме, носит локальный характер, и собор выносит не вселенское, а диоцезиальное решение (именно поэтому председательствует Иаков). Во-вторых, именно речь Петра остановила бесконечные споры между присутствующими (15:7) так, что «все собрание умолкло» (15:12). В-третьих, именно речь Петра носит догматический характер, который не изменяется уже две тысячи лет, в то время как пасторское постановление Иакова о еде с веками частично пересматривалось [4]. Соответственно, можно сказать, что Петр выносит решение ex cathedra («с кафедры»), которое не обсуждается и не подлежит пересмотру. Подкрепляет он это весьма смелым заявлением, что Бог избрал именно его уста, чтобы язычники услышали Евангелие и уверовали (15:7). Наконец, отметьте одну немаловажную деталь: когда Иаков выносит решение, он ссылается на свой авторитет (15:19), однако когда говорит Петр, он говорит от лица Бога (15:7, 10). Соответственно, я считаю, что эта история — яркий пример примата Петра.

Это далеко не все аргументы, высказываемые в пользу католической позиции, и, конечно, по каждому из них можно поспорить. Но долгие годы изучений убедили в одном: Петр был первым Папой. И я бы сказал, что в Новом Завете нет ни единой фигуры (кроме Христа), служение которого описывалось бы в таких возвышенных тонах.

———
[1] Ср. Вавилонский Талмуд. Моэд катан, 16а.
[2] B. M. Metzger, A Textual Commentary on the Greek New Testament, 3rd ed. (London: United Bible Societies, 1975), 330.
[3] Мк. 5:24–34; Мф. 9:19–22; Лк. 8:42–48.
[4] Булла Cantate Domino от 04.02.1442 г.

#credo


Роман Павловский

http://mirvokrugnas.in.ua

Установка, настройка и обслуживание серверов и программного обеспечения.